моим Читателям
Чертову дюжину лет за решеткой
Чертову дюжину лет за решеткой

На этой неделе исполняется 13 лет с момента ареста американскими спецслужбами Виктора Бута. Российский предприниматель, которого западные СМИ бездоказательно демонизировали и приклеили ярлык «оружейного барона», был в результате провокации задержан в Таиланде 6 марта 2008 года, спустя два года экстрадирован в США, где осужден на 25 лет тюрьмы судом Нью-Йорка. С резонансного «дела Бута» развернулась настоящая «охота» американцев на граждан РФ по всему миру — именно так МИД России характеризует десятки подобных инцидентов, произошедших за последние годы.

Спустя 13 лет после ареста Бута на свет всплыло множество подробностей о том, каким образом была организованна спецоперация по поимке россиянина. Часть из них была опубликована в вышедших на Западе в последнее время книгах, например, «Операция преследование» британского автора Дэмиена Льюиса. Автор раскрыл участие в охоте на Бута англичан. Другие материалы, включая внутренние документы правительства США, указывающие на инсценировку доказательств и фактический подлог со стороны обвинения, как стало известно «РГ», удалось раскопать американским адвокатам Виктора Бута, не оставляющих надежд добиться справедливости. Новые данные подтверждают, что осудивший Бута нью-йоркский суд опирался на сфабрикованные показания свидетелей обвинения. Все они изначально работали на спецслужбы США и уже поэтому не могли быть объективны, а сам приговор был вынесен с нарушениями. Собственно, данный факт косвенно признала вышедшая пять лет назад в отставку судья Шира Шейндлин — ранее она заявила американским СМИ, что длительный тюремный срок Буту за якобы имевшие место заговоры с целью убийства граждан США и продаже оружия был «слишком суровым» и «неадекватным».

Корреспондент «РГ» поговорил с супругой российского предпринимателя Аллой Бут о том, есть ли шансы на досрочное возвращение Виктора на Родину и как не признавший своей вины Виктор держится в американской тюрьме.

По данным нашего МИД, за последние годы по запросам США уже более пяти десятков россиян были задержаны в различных странах мира, а затем экстрадированы в Америку и осуждены или находятся под следствием. Связываете ли Вы это с тем, что 13 лет назад России, несмотря на все приложенные усилия, не удалось вернуть Виктора Бута на Родину?

Алла Бут: Конечно, в 2008 году шансов вернуть Виктора домой было больше, чем сейчас после состоявшегося суда в США. Если бы тогда усилий было приложено столько, сколько наши дипломаты сейчас вкладывают в защиту оказавшихся в беде россиян, я уверена, что американцам не удалось бы переиграть в тот момент Россию. Когда в 2010 году Вашингтону удалось вывезти Виктора из Таиланда, они расценили свой успех соответствующим образом и поняли, что ресурсов для отстаивания интересов соотечественников у России на тот момент было недостаточно. Впоследствии этим правом сильного они начали широко пользоваться. Мы сразу увидели шквал захватов наших сограждан в третьих странах по запросам США. А сама эта история начала использоваться в качестве аргумента для психологического давления и убеждения арестованных россиян в необходимости сделки с американскими властями. Как это происходит на практике? Они просто-напросто говорят: не будешь с нами соглашаться — получишь такой же срок, как Бут, а сделаешь все, как мы говорим — получишь 4-5 лет максимум. Понятно, что у многих оказавшихся в такой ситуации наших граждан выбора нет. На самом деле, практически все под такими манипуляциями и давлением признают свою вину, а это в свою очередь только оправдывает и легитимизирует действия американцев, поскольку обвиняемые сами признались в инкриминируемых им преступлениях. Из тех российских граждан, кто не пошел на сделку со следствием вспоминается только Бут и Константин Ярошенко. Они же и получили самые суровые сроки.

В конце февраля посол России в США Анатолий Антонов признал, что по делам Виктора Бута, Романа Селезнева, Богданы Осиповой и других осужденных американцами россиян «нам пока не удается найти прорывные решения». По вашему мнению, что можно было бы еще сделать для того, чтобы помочь нашим соотечественникам в американских застенках?

Алла Бут: Новая администрация США в своей предвыборной программе уделяла много места гуманизму и защите прав человека. Виктор отбыл уже 13 лет наказания в самых страшных условиях из всех оказавшихся в подобной ситуации россиян и с учетом отбытой им большей части срока, хотелось бы надеется на практическое проявление американскими властями этого гуманизма. Кроме того, я очень надеюсь, что у США появится какая-то заинтересованность в обмене или каких-либо шагах по возвращению наших граждан на Родину. В России такая заинтересованность есть, но, возможно, нам следует более активно мотивировать американцев к такого рода действиям.

В январе 2020 года Виктора Бута вернули в спецблок коммуникационного контроля тюрьмы Мэрион. Как он себя чувствует, как часто Вы с ним разговариваете?

Алла Бут: Это был очень тяжелый психологический удар — сначала держать его в тяжелейших условиях изоляции, затем смягчить режим, а потом снова его усилить. Раньше у нас было гораздо больше возможностей разговаривать по телефону, и Виктор мог сам распределять положенные ему минуты в части кому и когда позвонить — мне, маме, посольству, адвокату или другу. Сейчас же общаться стало крайне тяжело и мы не можем понять, в каком состоянии он находится и что с ним происходит. Электронные сообщения могут идти неделями. Это стало особенно актуально на фоне пандемии коронавируса, которая очень жестоко ударила по тюрьмам США. Со слов Виктора, там болел каждый второй заключенный. Всех их закрыли по камерам, а охрана не выходила на работу из-за боязни заразиться. Их выпускали всего два раза в неделю по одиночке на три-пять минут в душ. Сам Виктор чувствует себя хорошо, но ситуация, когда он не может оперативно сообщить о своем самочувствии, крайне опасна.

Раньше у нас с Виктором было гораздо больше возможностей разговаривать по телефону и мой муж мог сам распределять положенные ему минуты

Ваша дочь Елизавета фактически живет без отца последние 13 лет. Как часто и о чем она разговаривает с Виктором?

Алла Бут: Когда им получается поговорить, Лиза обычно берет трубку и уходит. И это понятно. Они с отцом говорят обо всем, включая литературу и книги. Затем Виктор мне рассказывает, что они говорили о жизни, работе или каких-то бытовых ситуациях. Ему, конечно, очень интересно, чем она занимается и увлекается, ее достижения в танцах. Я всегда стараюсь так распределить время звонков, чтобы у дочери было 7-8 минут на полноценный разговор с Виктором.

Что российские власти делают для заключенных в США россиян

Весной прошлого года посол России в Вашингтоне Анатолий Антонов написал открытое письмо американскому Госдепартаменту, Минюсту и Федеральному бюро тюрем с просьбой освободить находящихся в американских тюрьмах граждан РФ из-за ухудшения ситуации с пандемией коронавируса в США. Ранее проявить гуманизм на фоне эпидемии COVID-19 к находящимся в американских тюрьмах россиянам также призвал глава МИД РФ Сергей Лавров, который в еще 24 марта 2020 года направил послание в адрес экс-госсекретаря США Майка Помпео. Правовые основания для этого имеются: с учетом уже отбытых россиянами сроков заключения их возврат на родину возможен либо по амнистии, либо в соответствии с положениями Конвенции Совета Европы о передаче осужденных лиц от 1983 года.

рассылка новостей
Подпишитесь на рассылку

Подпишитесь на рассылку новостей, и Вы не пропустите самые последние новости обо мне, сможете первыми посмотреть интервью со мной или моими близкими